Грядет великое переселение испанцев?

Из-за рекордного уровня безработицы в Испании значительная часть представителей среднего класса и молодежи переселяется в другие страны ЕС и на другие континенты. Остающиеся вливаются в трудовые ряды теневого сектора и пополняют протестные слои населения.

Трудовая миграция европейцев в рамках Евросоюза была всегда, а в условиях кризиса эта тенденция усилилась. В экспертном сообществе преобладает мнение, что наиболее подвержен этой тенденции средний класс. Он включает все возрастные категории населения и составляет основу современного буржуазного общества, и именно по нему нынешний кризис ударил сильней всего.

В данном контексте как раз пример Испании весьма показателен. Согласно статистическим исследованиям, эта благополучная прослойка общества на Пиренеях за последние два года стремительно «похудела». Около 60 процентов испанских семей из этой прослойки страдают от безработицы и нехватки средств к существованию. Между тем, до 2008 года, то есть к началу так называемой первой волны кризиса, к среднему классу себя причисляли более половины испанцев. В значительной степени это объясняется тем, что в период экономического подъема в эту социальную категорию записывали всех, чей ежемесячный доход достигал 1500 евро. Это были в основном люди без высшего образования, обладающие самыми распространенными квалификационными навыками – продавцы, официанты, строители и так далее.

Однако в последние годы повышение налогов и выплат по кредитам при одновременном уменьшении доходов выбивают из рядов среднего класса все больше людей. Ну и, конечно, ситуацию усугубляет общее сокращение рабочих мест как в бюджетном, так и в частном секторе.

По данным испанского Национального института статистики (INE), за 2012 год число безработных выросло на 700 тысяч человек и достигло рекордного за всю историю страны показателя почти в шесть миллионов человек. Из них – свыше девятисот тысяч молодых людей, то есть более половины трудоспособной молодежи Испании.

Естественно, такой уровень безработицы, особенно среди молодежи, служит основой для потенциального протеста, которым могут воспользоваться те или иные политические силы, сказал в интервью «Голосу России» руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов:

«Пока в Испании я таких политических сил не наблюдаю, сам протестный потенциал остается пока скрытым. Поэтому я бы не стал сейчас нагнетать алармистские настроения, в том смысле, что молодежь выйдет на улицы. Тем более, что часть молодежи находит работу в других странах, в первую очередь в Германии. По оценкам «Фольксвагена» по итогам прошедшего 2012 года, доля заявлений молодых людей из Испании и Португалии составила рекордное число. Конечно, не «Фольксвагеном» единым жива экономика Германии, есть и другие компании. В целом спрос на рабочую силу в Германии невероятно высок, рынок там либерализирован, он открыт для рабочей силы из других стран Евросоюза. Поэтому наиболее активная часть молодежи, а именно она может быть протестной, в общем, себе работу в Евросоюзе находит. А тот, кто пассивен, я думаю, что он будет и политически пассивен».

Рост безработицы в Испании бьет рекорды, но это еще не значит, что страна близка к социальному взрыву, считает, в свою очередь, Юрий Воровец – глава Совета директоров группы компаний Head Hunter, специализирующихся в консалтинговом и рекрутинговом бизнесе:

«Вполне возможно, что протесты просто ограничатся какими-то демонстрациями, то есть это необязательно может привести к революционным изменениям. Мы действительно видим в Испании многотысячные демонстрации, люди ходят на них с удовольствием, потому что больше делать нечего Но в Испании безработные, во-первых, получают пособия, то есть не то, что они вынуждены просить на кусок хлеба. Во-вторых, у них есть огромный рынок труда Европейского союза, они могут поехать работать в другие страны, где работа есть, и многие так и делают Поэтому я не думаю, что сложилась прямо такая взрывоопасная ситуация».

Действительно, в Испании не проходят ежедневные марши миллионов безработных, а толпы истощенных голодом граждан не осаждают резиденции центрального правительства в Мадриде и региональных властей. Достаточно регулярные акции массовых протестов не выходят за рамки допустимо агрессивных манифестаций. Это своеобразное равновесие между внешне тяжелыми социально-экономическими условиями и эмоциональной сдержанностью народных масс эксперты определили как один из экономических парадоксов испанского общества. Многие аналитики находят его объяснение во всепроникающей деятельности теневой экономики.

В минувшем году представители испанского налогового ведомства, жаловались, что население страны прекрасно осведомлено о буквально повсеместной неуплате налогов и оправдывает это. По оценкам налоговиков, в тень ускользает около четверти национального ВВП, а теневые капиталы превышают сумму в 245 миллиардов евро. Услуги врачей, репетиторов, маклеров, дизайнеров, автомехаников и десятков других специалистов в самых разных сферах частного сектора оплачиваются наличными и скрыты от налогов. Фиктивные счета и другие ухищрения двойной бухгалтерии широко используются владельцами мелких и средних фирм.

А среди многочисленных официальных безработных в Испании распространена практика подавать заявки на государственные пособия, имея при этом регулярные, но скрытые от налогов заработки. Их работодатели, в свою очередь, не платят никаких отчислений в систему социального обеспечения. Как утверждает в своем исследовании Фридрих Шнайдер, профессор экономики в австрийском Университете Кеплера, основу испанской теневой экономики составляют рядовые граждане, массово уклоняющиеся от уплаты налогов.

Без теневой экономики Испания уже давно пошла бы ко дну, полагает профессор Шнайдер. Можно представить, что творилось бы сейчас в стране, если четверть (те самые шесть миллионов) трудоспособных граждан действительно оказались бы без работы и денег. Поэтому теневой бизнес не всегда следует рассматривать, как зло. Эта лишь часть национальной экономики, помогающая людям удержаться на плаву, констатирует Фридрих Шнайдер.

С ним вполне согласна профессор и доктор экономических наук Риорита Колосова, заведующая кафедрой экономики труда экономического факультета МГУ. В беседе с корреспондентом «Голоса России» она напомнила, что в России, например, в самые тяжелые постперестроечные времена теневая экономика играла роль своеобразного буфера. В Испании теневая экономика сейчас также играет роль буфера, который позволяет людям элементарно выживать, не опускаясь на социальное дно.

Источник: http://rus.ruvr.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>